Понедельник, 2020. gada 25. мая

Junora, Anšlavs

Воскресенье, 10 июня (2012) 23:32

Магические грибы. Реабилитация вещества – II (11)


Билл Ричард, известнейший классик психоделии, психиатр, накопивший огромный опыт в этой области, живет в поселке на окраине Балтимора, в старинном пятиэтажном деревянном особняке с бессчетными маленькими пристройками и башенками. Сам Ричард – седой господин с «фрейдовской» бородкой и в очках, одетый в костюм-тройку, принимает посетителей в своем кабинете, куда можно пройти через отдельный вход с улицы. В помещении находятся диванчик и огромный письменный стол. Хозяин предлагает гостям присесть к журнальному столику рядом с окном с видом на сад, край обрыва и лес. Смеркается, поэтому трудно рассмотреть черты лица собеседника, сидящего в большом кожаном кресле. Ричард говорит медленно, тщательно подбирая слова, и аудитория, затаив дыхание, слушает рассказ о псилоцибине, который изменил судьбу нескольких тысяч человек и научную карьеру сотен исследователей.

Рассказ начинается с истории домохозяйки русского происхождения. В 1927 году Валентина Геркен вместе с мужем, нью-йоркским банкиром Робертом Гордоном Уоссоном отправилась в свадебное путешествие в Катскильские горы и, проходя через лес, увидела грибы. Она кинулась собирать лесные дары, а муж, увидевший, что супруга набрала полный подол грибов, пришел в ужас. Ужинать ей пришлось в одиночестве. («Я был уверен, что проснусь вдовцом!» – позже в свое оправдание сказал муж.) Так и произошло бы, если бы судьба не распорядилась иначе. Мужу так понравилось собирать грибы, что он стал микологом любителем. Так бытовая история стала предвестницей важного поворота во всей нашей культуре.

Путешествуя по различным странам, чета Уоссон стала собирать материалы для двухтомника о растущих во всем мире грибах. В 1950 году в Мексике (давно, ещё до того как псилоцибин был внедрен в практику Западного мира, этими грибами в развлекательных и религиозных целях пользовались мексиканские индейцы) супруги съели псилоцибиновые грибы и встретились с Богом. Они написали об этом статью для журнала Life (13 мая 1957 года), которую прочитал гарвардский психолог Тимоти Лири. В 1960 году он отправился в Мексику, попробовал грибы и решил посвятить им всю свою оставшуюся жизнь. Он отправил грибы химику швейцарской фармакологической компании Sandoz Альберту Хофману (первооткрывателю LSD), который из них изготовил, исследовал и синтезировал активное вещество псилоцибин. В компании Sandoz открылось производство, и в экспериментальной психиатрии началась новая эра.

Психиатр Уолтер Панке прославился своим «экспериментом Великой Пятницы», когда он собрал в соборе десятки студентов и накормил их псилоцибином. Студенты испытали глубоко религиозные переживания; как выяснилось позже, мистическое озарение наступает лишь при точно распланированном и тщательно подготовленном воздействии на психику (Ричард говорит: «Можно двести раз попробовать грибы, и ничего не будет, кроме глуповатого хихиканья и странных галлюцинаций; все определяет set and setting – направление и ситуация»). Панке отправился в Германию, где юный Ричард в Гейдельберге как раз исследовал псилоцибин. Именно от Ричарда Панке получил свою первую дозу вещества.
Панке и Ричард проработали вместе около пятнадцати лет и, наверное, были главными специалистами в области исследований псилоцибина.

В шестидесятые годы псилоцибин испытали примерно на сорока тысячах человек, и об этих исследованиях было опубликовано около тысячи научных статей.
Назвав эти цифры, Ричард сообщил: «Если у астронома есть телескоп, у биолога – микроскоп, то у психиатра, желающего узнать все о глубинах человеческой психики, есть психоделические вещества», – и взглянул на слушателей с почти дьявольской ухмылкой. Было видно, что ему чрезвычайно хочется накормить магическими грибочкам и своих собеседников, но это, к сожалению, было невозможно – уже не те времена.
Но Ричард был прав – в те времена психоделия вторгалась во все области психиатрии. Например, LSD давали детям, страдающих аутизмом, и стремительно улучшалась их способность понимать других людей (так же, как у Лори, чью историю мы поведали в первой части нашего рассказа, вдруг начала развиваться эмпатия). В малых дозах психоделические вещества применялись в классической психотерапии для лечения обыкновенных нервных больных – и за два три сеанса успешно создавалась основа для цикла многолетнего лечения. Алкоголики и наркоманы успешно избавлялись от зависимости – мистический опыт преобразовывал личность и избавлял их от пагубных привычек.

Потом Ричард рассказал об использовании психоделии в онкологии, и слушатели вспомнили, как утром того же дня врачи внимательно слушали рассказ Лори. Вопросов никто не задавал, за исключением одного слушателя. Полный, седой, усатый хирург в очках, похожий на Эркюля Пуаро, встал и спросил: «А чем это отличается от употребления марихуаны в лечебных целях?» Как говорится, кайф кайфом, но неужели психоделия способна добиться доказуемого эффекта? Похоже, в этом вопросе онкологи клиники Джона Хопкинса мало чем отличались от своих коллег, которые в шестидесятые годы не принимали всерьез подобных методов.

«Соль» в том, что одним из последствий психоделических трансформаций является резкое снятие боли, ибо боль в известной степени является проявлением эмоций – страха перед тем, что боль никогда не пройдет, и ожидания новой боли. Человек, способный выйти за пределы своей обычной личности, обретает особую способность контролировать эмоции; об этом в своих воспоминаниях писал один из ветеранов психоделии, психиатр Гари Фишер: «Во время сессии женщина, страдающая от рака, пережила необыкновенный опыт изменения личности; она смогла глубоко пересмотреть свои внутренние конфликты и отношение к близким. На следующий день после эксперимента она отказалась от обезболивающих медикаментов. Во время очередного обхода заведующий отделением онколог спросил ее: «Почему?»
– Просто мне они не нужны. У меня нет болей.
– Этого не может быть. У вас должны быть боли. Я могу показать вам рентгеновские снимки, чтобы вы посмотрели на опухоли, которые причиняют вам боль. Вы лжете.
– Мне не нужны обезболивающие средства, у меня нет болей, и я не хочу подвергать себя побочным эффектам сильнодействующих лекарств.
– Принимайте лекарства, или я выпишу вас из больницы.
И он действительно выписал ее. Онколог считал, что мы вызываем у людей психоз, и им начинает казаться, что они не ощущают боли».

В результате психоделические вещества стали не только составной частью, но почти самой культурой шестидесятых лет. По крайней мере, так считают многие историки, приписывая LSD и псилоцибину все заслуги – начиная с достижений жителей Силиконовой долины (применялись маленькие дозы – при больших участники эксперимента теряли интерес к компьютерам), до движения против Вьетнамской войны и за права человека.

И тут произошло то, что поставило точку на золотом веке психоделии. Во-первых, массовое употребление вещества на дискотеках унесло несколько жизней: некоторые люди выбрасывались из окон. Во вторых, ученые, которые принимали вещество регулярно, бросили науку и стали возглавлять религиозные движения. Ярчайший пример – гарвардский психолог Тимоти Лири, тот самый, который прислал грибы Гофману в Sandoz. Он стал настоящим гуру для огромной секты своих последователей, прекратил заниматься наукой и скандировал свое знаменитое Turn on, tune in, drop out.

Правительство прекратило выдавать разрешения на изучение психоделических веществ. Ученые в массовом порядке покидали эту область исследований. Все были одного мнения: это вызывает скандалы, опасно и неинтересно. Осталась лишь группа Билла Ричарда и Уолтера Перке в Балтиморе. В один из дней Панке утонул, ныряя с аквалангом. Денег становилось все меньше: дело дошло даже до того, что в помещении сидел Ричард и две секретарши, а потом остались только секретарши. Ричард занялся воспитанием детей и частной психиатрической практикой. В исследованиях мистического сознания наступил ледниковый период, продлившийся несколько десятилетий.

♦ ♦ ♦

Возрождение исследований в девяностые годы можно связать с тем, что вновь стала модной медитация. Сам Роланд Гриффит – исследователь кофеина – до психоделии дошел, посещая группу, которая занималась медитацией. «Я было полностью захвачен медитацией и понял, что духовное и мистическое состояние сознания необходимо исследовать», – рассказывал Гриффит. В той же группе медитации был также Билл Ричард, который в свое время рассказал Гриффиту о магических грибах. И Гриффит решил преодолеть административные барьеры, запрещающие проводить подобные эксперименты. «Я ведь фармацевт, я не могу все бросить, чтобы начать исследовать мозг медитирующих людей. Я понял: чтобы заниматься тем, что меня интересует, необходимо добиться разрешения на работу с этими молекулами».

В этой связи важно отметить эволюцию самих чиновников: те, кто в шестидесятые годы обучались в колледжах и участвовали в демонстрациях против Вьетнамской войны, к девяностым годам успели поседеть и теперь имели право принимать ответственные решения. Билл Ричард был в восторге от внезапно возникшей возможности: «Я не надеялся, что смогу продолжить эксперименты. Если бы я решил обратиться в FDA (Food and Drugs Administration – правительственная организация, определяющая безвредность вещества для здоровья человека и ведающая выдачей разрешений на испытание его на добровольцах), то для меня это стало бы новым восхождением по ступеням храма, нервными мурашками, пробегающими по спине от глубокого почтения, а для Роланда – проблемой, не позволяющей ему участвовать в вечеринке студенческого братства, потому что он там со всеми знаком».

Гриффит и Ричард разработали обширную исследовательскую программу, в которой снова доказали все основные факты, редуцированные еще в шестидесятые годы: подобрали дозы для гарантированного катарсиса (chatarsis – очищение через сопереживание) для любого добровольного участника (с учетом того, что в былые годы их методы были недостаточно строги). Различными современными методами они исследуют тревожные состояния раковых больных в течение трех месяцев после приема псилоцибина, обучают медитации простых добровольных участников эксперимента (одной группе уже в самом начале объяснили, до какой точки сознания можно дойти под влиянием псилоцибина, а вторую группу обучили по стандартной схеме) и даже отучают людей от курения (правда, это все равно что стрелять из пушки по воробьям – курить бросают все, но на следующую сессию не записываются – эксперименты слишком сильные и трудоемкие). Подобных научно-исследовательских групп в одних лишь США имеется, как минимум, три, и их численность продолжает расти.

В этом ренессансе самое интересное заключается в новых возможностях, открывшихся ученым в области неврологии только в последние годы. Большое значение в этом имеет вновь вошедшая в моду медитация: именно медитация была тем полем деятельности, на котором ученые впервые применили новую технику – прямое наблюдение и фотографирование мозга в момент измененного состояния сознания. Ученые Эндрю Ньюберг и Юджин Д’Аквили из университета Томаса Джефферсона приучили медитирующих йогов и погруженных в молитвы монахинь дергать за веревочку в тот момент, когда они «возносятся». Когда этот ритуал закрепился в духовной практике участников исследования, их пригласили в лабораторию и в соответствующий момент делали снимок мозга. Во время одного подобного исследования был получен забавный результат: на высшей точке катарсиса у добровольного участника «зазвонила» зона мозга, отвечающая за его тело. Авторы исследования интерпретировали это явление следующим образом: медитирующего человека охватывает чувство, что он покинул свое тело, и озадаченный мозг начинает отправлять один за другим, с короткими интервалами, запросы, пытаясь выяснить, что происходит.

Самые выразительные результаты были достигнуты тогда, когда новую технологию объединили со старым добрым псилоцибином. Группа швейцарских психологов получила снимок мозга человека в момент, когда он достиг самой большой высоты по шкале «океанских просторов» (официальный термин, подтверждающий, что современная наука к мистике относится совершенно серьезно).

Предлагаем вашему вниманию данный снимок (смотреть также в фотогалерее):
(Teksts pēc zīmējuma)
Синим цветом окрашена зона мозга, в которой, по сравнению с нормальным состоянием, сильно понижена активность. Это лимбическая система (образования головного мозга и подкорки, расположенные в основании полушарий и вызывающие эмоциональные и аффективные состояния человека, а также регулирующие их проявление в вегетативных и поведенческих реакциях), где возникают самые сильные, однако и самые примитивные эмоции: страх, капризы, намерения, относящиеся к удовлетворение основных инстинктов – поиску пищи, полового партнера, убежища и личной безопасности.

Красным цветом обозначена стремительно активизировавшаяся зона лобной доли коры головного мозга. В этом месте концентрируется все, что делает нас людьми – контроль над волей, логика, осознанный выбор. Следовательно, во время мистического транса человек становится сверхчеловеком, а, по словам Платона, это момент, когда извозчик (разум) берет верх над конями (животными инстинктами). Сексуальный драйв уступает мирской любви, исчезает страх и возникает духовность.

Любой человек способен почувствовать нечто подобное. Однако то, что некоторых людей заставляет стать, например, религиозными лидерами, связано с особенностями и своеобразием лобной доли коры головного мозга. «Это один из вопросов, который интересно исследовать с точки зрения генов и ДНК», – говорит Гриффит.

Ученые, изучающие психоделию, мечтают о создании клиник, в которых простые люди под контролем обученных специалистов могли бы время от времени проходить психоделическую практику: не на дискотеках, а в сопровождении опытных гидов и после тщательной подготовки, как, впрочем, это уже происходит во многих племенах туземцев.

В ХХ веке считалось, что священников постепенно начинают заменять психотерапевты; похоже, что в ХХI веке цивилизация сделает еще шаг вперед в этом направлении. К тому же станет возможен даже выбор, потому что духовные практики будут различными – это будет так же просто, как выбрать нравящееся человеку блюдо в меню ресторана. «Западные религии подчеркивают отношения между индивидуальной личностью и индивидуальным, персонифицированным Богом. На Востоке, напротив, больше говорят о слиянии с Космосом. Однако совершенно очевидно, что любой человек имеет биологический потенциал для любого из вариантов мистического опыта, потому что мы ведь не рождаемся ни христианами, ни буддистами» – говорит Билл Ричард. Он тысячи раз видел, как человек на пути к высочайшей точке транса, достигнув ее и находясь в «океанских просторах», справляется со своими личными проблемами – просто забывает о них. То, что прежде считалось своеобразием некоторых религиозных культур, судя по всему, является всего лишь различными вариантами деятельности мозгового механизма, которым может управлять наука – определив дозу, тип вещества или даже жанр музыки, которая воспроизводится во время сеанса.

Люди на протяжении тысячелетий жили на этой планете, где растут псилоцибиновые грибы, более того – эти грибы, так же, как люди, рассеяны по всему земному шару. И кто знает, какую роль они сыграли в эволюции культуры! Ясно одно: совершенно свободная от психоделии культура существовала только около четырехсот лет, до того, когда инквизиция взялась за европейских ведьм и индейских шаманов в Америке. Теперь эта эра близится к концу: наука и культура готовы познать и признать новые территории.

По материалам зарубежной печати

Перевод Fast Translation

Добавить комментарий

Участвуй в дискуссии и соблюдай Правила пользования

2000

Politika

Domā, ko runā: iespējams, tieši tevi noklausās! (9)

Pērn visvairāk telefonsarunu noklausītas Valsts policijas vajadzībām.

Bērziņš izlēmis atkārtoti nekandidēt uz Valsts prezidenta posteni (5)

ASV valsts sekretāra ex-padomnieks: Baltijas valstīm jādara vairāk nekā līdz šim (6)

Rinkēvičs uzskata: NA mērķis ir totalitāra Latvija, ko pēc tam var nodot Kremlim (4)

"Saskaņa" izstrādājusi likumprojektu čekas maisu atvēršanai

Lietuvas izlūki brīdina par iespējamiem Krievijas plāniem pret NATO

Pulkvedis: apmācīti studenti nevar kļūt līdzvērtīgi NBS virsniekiem (3)

Latvijā

Pieci ieroči cīņai ar “pavasara alerģiju” (16)

Pavasarī, sākoties koku un krūmu ziedēšanas laikam, daudziem cilvēkiem aktualizējas respiratorā jeb ziedputekšņu alerģija, kas izpaužas kā šķavas, iesnas, klepus, niezošas un asarojošas acis. Kā mazināt nepatīkamās sajūtas, konsultē speciāliste.

12 pazīmes, kas liecina, ka jums nepieciešams atvaļinājums (5)

Netiec galā ar lieko svaru? Iespējams, vaina nav kūkās  (2)

Latvietis iekļuvis Harley Davidson Discover More 2015 competition finālā  (3)

Latvijā svin Lieldienas (2)

Spītējot drēgnajam laikam, Brīvdabas muzejā notiek Lieldienu pasākumi (3)

Kā nesabojāt Lieldienu priekus (1)

Следи за новостями на puaro.lv

Пуаро

Желтая подлодка

Искусство жить

Секс и любовь

Правопорядок и Криминал

x

Ienāc jaunajā Puaro.lv!

Puaro.lv